Черновчанин Павел Блинов воевал в зоне АТО в течение 19 месяцев. Ушел в зону боевых действий добровольцем, закрыв успешный бизнес. Революция достоинства изменила его взгляды, а война на Донбассе сделала совершенно другим человеком. Павел Блинов рассказал Шпальте о мотивах решения стать защитником, о разочаровании от того, что в Черновцах его опыт нужен, а также о том, когда, по его мнению, закончится война.

фото shpalta.media

Павел впервые надел военную форму после демобилизации лишь потому, что попросили выступить перед детьми, рассказать, почему поехал в АТО.

"Хочется, чтобы они делали какие-то выводы, следуя нашему примеру. Чтобы государство отвечало тем людям, которые за него стали, ценило их и уважало. Я не из тех, кто кичится своим участием в войне. Есть много "персонажей", которые вообще нигде не воевали, а ходят по городу в форме", - говорит Павел.

Для него все началось с Майдана. Впервые попал на Майдан в декабре 2013-го, увидел изнутри эти все события. Второй раз поехал на Майдан в 20-х числах февраля 2014-го. В Черновцах принимал участие в событиях возле здания облгосадминистрации.

Популярные статьи сейчас

В Киеве водители устроили дикий махач на дороге: "Куда прешь, бар*н?"

Кондратюк показал семью и умилил признанием - "Мой надежный тыл"

Во Львове нашли жилище древних людей, археологи в экстазе: "Настоящие галичане"

На Львовщине пропал преподаватель с черным рюкзаком - ни слуху ни духу вторую неделю

Показать еще

Когда начались боевые действия на Донбассе, сразу хотел поехать туда, но отговорили родители.

В феврале 2015-го пришел в военкомат где были удивлены, что сам решил появиться. Тогда как раз продолжался второй этап боев в районе Дебальцево, и желающих ехать на фронт практически не было. Павел сказал, что хочет ехать добровольцем в батальон особого назначения МВД "Луганск-1", потому что друг там служил. Должны были создать аналогичный батальон "Буковина" из добровольцев из Черновицкой области, но это так и не произошло и из них образовали отдельную роту в составе "Луганска-1".

Необходимую военную амуницию приобрел себе сам. В областном совете выдали только простенькую аптечку с примитивными препаратами. Сначала оказался в Сватово, потом - в Северодонецке. Прошел обучение в "Луганске-1" и через месяц перевелся в батальон милиции общественной безопасности особого назначения («спецназ» Министерства внутренних дел). Выбрал структуру МВД, потому что до этого не служил в армии. Поэтому если бы пошел в Вооруженные Силы Украины, пришлось бы еще пройти десятимесячную срочную службу. А Павел хотел сразу попасть в зону боевых действий. Уже в конце апреля 2015-го впервые оказался на передовой.

Не раз был за волосок от смерти. Во время обстрелов в Станице Луганской гранаты рядом за забором взрывались. В Попасной вышли живыми из-под минометного обстрела. Был в Сватово, когда склады взрывались.

"После того, как в конце марта прибыл в батальон «Луганск-1», нас привезли в здание с разбитыми окнами, которая не отапливалась. Дали нам пленку – ею мы залепили оконные проемы. Спали на полу... Из 55 человек 10-15 вместе со мной сразу заболели и попали в больницу с бронхитом и гайморитом. Но не это главное. Я ожидал, что местное население будет нас поддерживать.

Я закрыл свой налаженный бизнес на Калиновском рынке, от всего отказался и уехал за 1300 километров от дома. Чтобы защищать, прежде всего тех, кто живет на Донбассе. А нас поддерживали, может, процентов 20 местного населения", - говорит Павел.

Со временем изменился формат войны. Поскольку Павел ехал на Донбасс, чтобы воевать, то он решил перевестись на службу в Черновцы. В Черновцах тогда проводили набор в патрульную полицию. Первую часть медкомиссии прошел, а вторую – нет и вернулся в бизнес.

Павел с уверенностью говорит, что на войне должны быть только добровольцы. Повестка – это, конечно, хорошо, но принудительно загонять человека нельзя.

"Лучше пусть человек, который не хочет, не едет воевать, чем будет на войне пьянствовать или спать на посту", - подчеркивает Павел.

Об алкоголе на войне говорит, что это очень плохая штука, потому что пьяный человек с оружием – гораздо хуже, чем за рулем. Можно ведь и своих собратьев перестрелять.

"Чтобы военные не пьянствовали, за этим должен следить командир. Мне повезло, что я попал в довольно таки спортивное подразделение. Там были даже кандидаты в мастера спорта, поэтому алкоголь для нас был табу. Мы ежедневно бегали минимум по два километра, иногда играли в футбол, проводили время в тренажерке", - говорит Павел.

На войне надо постоянно надеяться и верить во что-то.

"Я вернулся с войны совсем другим человеком. В хорошем смысле. Я стал старше, спокойнее. Когда человек там долго находится, он уже умеет контролировать свои эмоции. И это, безусловно, дар – полностью овладеть собой", - уверяет Павел.

"Иногда меня спрашивают, я патриот. Точного ответа не знаю. Объективную оценку мне пусть дают другие люди. Но, если я не патриот, то дай Бог, чтобы все остальные были такими "непатриотами", как я", - говорит Павел.

Напомним, что тернопольский киборг прошел сквозь ад Донбасса и раскрыл горькую правду: "Это больно, но я справился"

Как сообщал портал Знай.uа "Слуги народа" на Донбассе ничем не помогли: ВСУ вынуждены были бороться не на жизнь, а на смерть, враг подсчитывает потери.

Также портал Знай.uа писал о реформу СБУ: новые вызовы и угрозы побуждают к решительным действиям.